«Третья волна»

0
407

Насколько легко люди готовы отказаться от свободы и воли ради желания быть лучше других?
Речь пойдет об эксперименте, поставленном в средней школе Эллвуда Кабберле в Пало-Альто, Калифорния учителем истории Роном Джонсом в 1967 году. Преподаватель был сам шокирован результатом и позднее описал его в своих педагогических трудах. Все началось с вопроса во время изучения темы нацистской Германии. Один из учеников спросил Рона: «Как могли жители Германии утверждать, что они не знали о массовых расправах над евреями? Как могли горожане, железнодорожные проводники, учителя, врачи притворяться, что ничего не знают о концентрационных лагерях и истреблении людей? Как могли соседи или даже друзья еврея говорить, что их не было рядом, когда это происходило?». Преподаватель не зная, что ответить решил провести исследование этого вопроса. Всего за неделю он продемонстрировал ответ наглядно.


В понедельник он объяснил старшеклассникам одну из характерных сторон жизни нацистской Германии силу дисциплины. Джонс велел школьникам сесть в положение «смирно», так как оно лучше способствует учёбе. Затем он приказал учащимся несколько раз встать и сесть в новое положение, потом также неоднократно велел выйти из аудитории и бесшумно зайти и занять свои места. Школьникам «игра» понравилась и они охотно выполняли указания. Джонс велел учащимся отвечать на вопросы чётко и живо, и они с интересом повиновались, даже обычно пассивные ученики.
Во вторник Джонс объяснил классу, самостоятельно севшему «смирно», силу общности. Он велел учащимся хором скандировать: «Сила в дисциплине, сила в общности». Ученики начали поглядывать друг на друга и почувствовали силу, которую давала принадлежность к группе. В конце урока Джонс показал учащимся приветствие, которое те должны были использовать при встрече друг с другом — поднятую изогнутую правую руку к плечу — и назвал этот жест салютом Третьей волны. В следующие дни ученики регулярно приветствовали друг друга этим жестом.
В среду к 30 учащимся подопытного класса добровольно присоединились ещё 13 человек, а Джонс решил выдать членские билеты. Он рассказал о силе действия. По его словам, индивидуальное соперничество часто приносит огорчение, а групповая деятельность позволяет достичь бо́льших успехов в обучении. Джонс велел ученикам совместно разработать проект знамени Третьей волны, убедить двадцать детей из соседней начальной школы в правильности посадки «смирно» и назвать по одному надёжному школьнику, который мог бы присоединиться к эксперименту. Трое учащихся получили задание докладывать Джонсу о нарушении установленного порядка и критике Третьей волны, однако на практике добровольным доносительством занялись около 20 человек. Один из учеников, Роберт, отличавшийся крупным телосложением и малыми способностями к обучению, заявил Джонсу, что будет его телохранителем, и ходил за ним по всей школе. Три самые успешные ученицы класса, чьи способности в новых условиях оказались не востребованы, сообщили об эксперименте родителям. В результате Джонсу позвонил местный раввин, который удовлетворился ответом, что класс на практике изучает немецкий тип личности. Раввин обещал объяснить всё родителям школьниц. Джонс был крайне разочарован отсутствием сопротивления даже со стороны взрослых, директор школы приветствовал его салютом Третьей волны.
В четверг утром аудитория была разгромлена отцом одного из школьников, ожидавшим Джонса в коридоре. Он был не в себе, объяснил своё поведение немецким пленом и просил понять его. Джонс, пытавшийся ускорить завершение эксперимента, объяснил учащимся силу гордости. Он сказал ученикам: «Гордость — это нечто большее, чем знамена и салюты. Гордость — это то, чего у вас никто не может отнять. Быть гордым – значит знать, что ты лучший… Это чувство нельзя уничтожить…».
Далее 80 собравшихся в классе школьников услышали, что они — часть общенациональной молодёжной программы, чьей задачей являются политические преобразования на благо народа. Джонс велел четырём конвоирам вывести из аудитории и сопроводить в библиотеку трёх девушек, чья лояльность была сомнительна, и не впускать их в класс в пятницу. Затем он рассказал, что в других регионах страны созданы сотни отделений Третьей волны, а в полдень пятницы об их создании по телевидению объявит лидер движения и новый кандидат на президентский пост.
В полдень пятницы 200 учеников набились в кабинет, включая представителей различных молодёжных субкультур, не интересовавшихся школьными делами в принципе. Друзья Джонса изображали фотографов, кружа по аудитории. В полдень телевизор был включён, но на экране ничего не появилось. Видя недоумение школьников, Джонс выступил с речью: «На опыте прошедшей недели мы все попробовали, каково было жить и совершать поступки в нацистской Германии. Мы узнали, что значит создать дисциплинированную социальную среду,
построить особое общество, поклясться в верности этому обществу, заменить разум правилами.
Да, из нас всех получились бы хорошие немцы. Мы бы надели форму, отворачивались бы, когда
наших друзей и соседей предавали анафеме, а потом преследовали, держали бы двери на запоре, работали бы на «оборонных» заводах, сжигали бы идеи. Да, мы узнали, хотя и не такой дорогой ценой, что значит найти героя, принимать поспешные решения и чувствовать себя всесильными хозяевами судьбы.
Мы знаем, как страшно быть отвергнутым и как приятно делать что-нибудь правильно и получать за это награды, быть главным, быть правым. Мы видели и, наверное, почувствовали, к чему все это приведет, если дойти до крайности. Каждый из нас за последнюю неделю стал свидетелем некоторых событий. Мы видели, что фашизм — это не то, что делают какие-то другие люди. Нет, он здесь, в этой комнате, в наших собственных привычках и образе жизни. Стоит только чуть-чуть копнуть, и он появится на поверхности. Это что-то, сидящее внутри у каждого из нас. Мы носим его в себе, как заразную болезнь. Фашизм — это вера в то, что люди по своей природе порочны, и поэтому не могут вести себя хорошо по отношению друг к другу. Отсюда следует вывод, что для сохранения социального порядка необходимы сильный вождь и дисциплина. Есть и еще одна вещь — самооправдание».
«Это последний урок, который нам надо усвоить. По-видимому, он имеет самое большое
значение. Этот урок связан с вопросом, с которого началось наше рискованное исследование
жизни нацистов. Вы помните этот вопрос? В нем выражалось недоумение по поводу того, как
могло население Германии притворяться, что ничего не знает и не участвует в нацистском
движении. Если память мне не изменяет, то вопрос звучал примерно так: «Как могли немецкие
солдаты, учителя, железнодорожные кондукторы, медицинские сестры, налоговые инспекторы, средние граждане заявлять после краха Третьего рейха, что они ничего не знали о том, что происходило? Как может народ быть частью какого-то процесса, а потом после смены власти притворяться, что никто ни в чём на самом деле не участвовал? Что заставляет людей вычеркивать из памяти собственную историю?» В течение следующих нескольких минут, а может быть и лет, у вас будет возможность ответить на этот вопрос».
Нужно сказать, что никто и никогда больше не говорил об этом собрании – все предпочли забыть. Даже через много лет Джонс, встретив одного из учеников, вспоминал с ним этот эксперимент, но об этом собрании не обмолвились и словом.
Не стоит бороться и запрещать символы фашизма и нацизма, которые имеют очень давнее происхождение и совсем другое значение, следует бороться с собой. Ведь если на вашем языке напишут плохое слово, это не означает, что виноват язык и его следует запретить. Но это уже отдельная тема.

Развивайте свои лучшие качества и в любой ситуации не теряйте себя!

Здоровый Портал